ГлавнаяНовостиНовости РФОсобенности национального ИГИЛа

Особенности национального ИГИЛа

22 октября 2015 - Neo
article404.jpg

Многим людям старшего поколения, заставшим светлые времена развитого социализма в СССР, хорошо знакома уникальная особенность советского монументального искусства, воплощенная в многочисленных памятниках пращуру революции – Владимиру Ильичу Ленину.

Учитывая, что географические габариты Советского Союза занимали одну шестую часть обитаемой поверхности земной коры, лукавый прищур в глазах Вождя всех времен и народов непостижимым образом трансформировался с удалением от столичной местности, приобретая все больше и больше национальных черт, характерных для аборигенов данного региона. Если где-нибудь в Пскове или Челябинске бронзовый или железобетонный дедушка Ленин еще оставался носителем мимических черт, близких к оригиналу, то дальше, в окрестностях Улан-Удэ или Тикси, хитринка в глазах безбородого Владимира Ильича неуловимо сменялась на слегка раскосый взгляд представителя монголоидной расы, в незрячих роговицах которого читалась не столько озабоченность всемирным революционным движением, сколько хлопотная жизнь северного оленевода.

Аналогичная коллизия происходила с Лениным и в южных республиках. В азиатской части Ленин приобретал некоторую мечтательность в позе и угадывающуюся тюркскую национальную принадлежность, (как, например, в столице Туркменистана Ленин, имеющий черты «иг» — чистокровного туркмена, элементарно голосует, ловя такси), а на Кавказе джигит Ульянов обзаводился характерной горбинкой носа и своеобразно уложенной бородкой – не клинышком, как в оригинале, а с некоторой кавказской аккуратной окладистостью. Что уже говорить о странах победившего социализма в дальнем зарубежье, где гаванский Владимир Ильич становился горячим кубинским мачо, китайский – восседал в позе Сунь-Цзы, а первый вьетнамский безбородый экземпляр – вы не поверите – победно воздевал вверх автомат Калашникова, знаменуя собой победу над зловещим американским империализмом (правда, этот раритет скоро заменили на классический вариант).

Местные скульпторы, само собой, представляли свои творения на рассмотрение художественных комиссий республиканских партийных комитетов, состоявших также в большинстве своем из национальных кадров, и те, угадывая в памятнике родную сердцу теплоту, пропускали полюбившуюся скульптуру к производству. Таким образом, в каждой республике великой страны, в которой, как известно, дружба народов и единение с армией были на первом месте, дедушка Ленин всегда был свой, национально-особенный, родной.

Короче говоря, Ленин был общим брендом, адаптируемым к нуждам и потребностям народа и его партийного руководства.

В этом контексте интересно рассмотреть другой бренд последних двух лет. Речь пойдет об ИГИЛ.

ИГИЛ, несомненно, брендовый нэйм. Построенный на основных общечеловеческих принципах – зло, насилие, печеньки – ИГИЛ в каждой стране также приобретает некоторые национальные черты. И, если в странах с отсталым развитием, как наболее близким к менталитету ИГИЛоидов, базовые принципы сохраняются, то там, где терроризм почти выведен из употребления, как на Северном Кавказе, ИГИЛ напоминает дешевую подделку известной в мире марки, подобно тому, как спортивки «Абибас» с тремя полосками в свое время удачно имитировали брендовый Adidas, на радость местным гопникам.

После того, как первооткрывателем ИГИЛ на Кавказе стал известный и с 2004 года находившийся в федеральном розыске лесной бандит Сулейман Зайналабидов, прочитавший по бумажке свою присягу Абу Бакру аль-Багдади в окружении шести однообразно одетых приматов со скрытыми лицами, началась лихорадочная возня. 

Во-первых, несмотря на некоторую двусмысленность заявления Зайналабидова (нашлись люди, которые усомнились в достоверности байята), модную волну тут же уловили остальные главари истощенных шаек, в спешном порядке повыплевывавшие  из себя клятвы на верность «имарату Кавказ» и тут же присягнувшие ИГИЛ. 

Во-вторых, спекуляции на тему «ИГИЛ на Кавказе» сразу же вознесли на недосягаемую высоту собственного мнения многочисленных доморощенных экспертов, подвизавшихся на ниве комментирования экстремистских течений и террористических движений.

«Это начало новой эры!» — утробно изрекали «эксперты». Не имеющие никакого представления о внутренней сущности бандподполья, все более теряющего мало-мальски оформленный вид, «эксперты», заполонившие собой клоаки типа «Кавказского узла», «Эха Москвы» и прочей дряни, обещали возрастание террористической активности, приток боевиков, а также выносили глубокомысленные заключения о том, что прежнее снижение террористической активности боевичья связано не с исключительно грамотной работой правоохранительных органов, а с оттоком боевиков в далекие степи Леванта в изначальный ИГИЛ.

«Теперь боевикам не нужно туда ехать» — с извращенным сладострастием вещали «эксперты» — «Теперь ИГИЛ тут, рядом, и уж теперь-то он развернется в полную силу: теракты, убийства и насилие – вот что нас ожидает!».

При этом московским и неолиберальным «экспертам» как-то не приходило в голову, что ни один боевик из состава пока еще действующих бандгрупп в ИГИЛ не уехал и не собирался, а основными поставщиками собственного мяса для забугорного ИГИЛа стали вчерашние диванные мальчики, неофиты «чистого ислама» и романтично задуренные молодые и не очень люди, которые вообще до этого не участвовали в НВФ.

Сами местные главарьки НВФ принесли присягу аль-Багдади исключительно по прозаическим причинам: для начала, надо было перехватить поток новобранцев для изрядно оскудевших численностью своих банд, а затем попробовать выбить поддержку из всемогущего «халифа» Абу Бакра на "кавказский джихад". Само собой, кроме смены вывески с «имарата» на «вилайят» больше ничего не изменилось и измениться не могло: в наличии были те же самые непрерывно редеющие бандиты с теми же преступлениями, так же, как и прежде выбиваемые силовиками.

Однако сам бренд «ИГИЛ» заставил грантовых псевдоэкспертов судорожно взволноваться, в извращенном нетерпении предрекая неминуемое возрастание террористической активности. Вся шушера, от главного «КУзла» Шведова до шизофреничных дебилов Джемалей и недоумка Максима Шевченко, возбужденно начали гнать паникерскую волну, мол, ждите теперь, силовики, аукнется вам еще ваш «произвол» и «беспредел» по отношению к ублюдкам и подонкам, которых, естественно, наши алчные грантососы почитают своими подопечными, усердно отстаивая их «попранные права человека». Пожалуй, единственными здравомыслящими людьми, публично излагающими оценки складывающейся и прогнозируемой обстановки, остались специалисты РИСИ Р.Сулейманов и Я.Амелина, заключившие, что ИГИЛ на Кавказе – не более, чем пустая и искусственно раздуваемая страшилка для оправдания куска хлеба многочисленным либеральным «экспертам», однако тут же свора не самых умных, но настырных индивидов тут же взвыла в негодовании – да что ж это такое, это ведь замалчивание и преднамеренное нивелирование столь важной проблемы, едва ли не потворство террористам!

Собственно говоря, без подробного рассмотрения кавказской версии «Абибаса», пардон, ИГИЛА, повествование, конечно же, будет неполным. Сейчас уже практически не осталось адептов безвременно почившего имарата, разве что где-то за рубежом существующие на подачки социальных служб будуарные моджахеды-бездельники усердно стачивают папиллярные узоры о клавиатуру, живописуя величие и мощь иссохшего трупа умаровского детища. Все ударились в ИГИЛ. И начнем мы, конечно же, с первой курицы ИГИЛ — присяги Сулеймана Зайналабидова.

Для тех, кто не знает, Сулейман Зайналабидов был довольно старым бойком. Родилось это попугаячье убожество 6 февраля 1972 года рождения, жило в Хасавюрте ул. Шоссейная, д. 6, отзывалось на клички «Зайка», «Мовсар», «Мансур». По национальности – чеченец-аккинец, женат, ранее не судим, образование среднее.

Будучи пробитым, как пережженный диод, ваххабитом, Зайналабидов до 2004 года бегал в пособниках, а затем, когда его прижали менты, снялся и перешел на нелегальное положение, влившись в бандгруппы, скрывавшиеся в Веденском районе Чечни. Поскольку сам по себе Зайналабидов был ни рыба, ни мясо, то его использовали в основном, как шестерку, сначала в банде М. Тимиралиева (уничтожен), затем у Хусейна Гакаева (уничтожен), а после – у знаменитого опущенного лузера и человека без позвоночника Асламбека Вадалова (бежал в Турцию). В конце-концов, Зайка, оставшись без хозяина, не нашел ничего лучше, как в 2013 году  вернуться в Дагестан.

Ореол бывалого моджахеда, напускаемый Зайналабидовым, позволил ему в 2014 году собрать вокруг себя семерых недоумков, и вскоре новоиспеченная банда под наименованием «Ауховский джамаат»начала действовать в Хасавюртовском, Новолакском и Казбековском районах, иногда сбегая, когда становилось совсем уж туго в Веденский район ЧР и в Цумадинский район РД.

Род занятий «Ауховского джамаата», возглавляемого Зайкой, был незатейлив и прост, как семейные трусы текстильной фабрики "Красный молоток". Вымогательства, убийства ментов и иногда убийства коммерсов на почве вымогательства – больше ничем эта банда не отмечалась, кроме… кроме того, что являла собой абсолютное убожество, собранное из самых отсталых и недоразвитых, даже жалких, участников. В принципе, больше никого Зайналабидов, известный своей маниакальной трусостью, подобрать и не мог, и в сердцах как-то злобно бросил на очередном сходняке уничижительное определение:

— Если бы братья из других джамаатов знали, кто в моей группе, они бы смеялись надо мной! Один грабитель, другой мутный гомик, третий крокодильщик, четвертый бульбуляторщик! Только лишь Абу-Хафсом я доволен!

Дела, однако, у «джамаата с большой дороги» шли, к большому неудовольствию Зайналабидова, довольно вяло. Всему виной стал незабвенный Фристайлер, развивший невиданную активность, буквально засыпав местное купечество флешками собственного производства, стараясь охватить как можно больший круг кормовой базы – авось кто-то и заплатит. Доходило до того, что грабить точку члены джамаата приходили сразу же после того, как ее хозяин уже «пожертвовал на джихад» Фристайлеру, и из кассы выгребалась сущая мелочь типа 12 тысяч рублей. А некоторые магазины, например, на расположенный на рынке «Заречный» по ул. Мира в Хасавюрте, приходилось трясти на мелкие суммы практически еженедельно, довольствуясь суммами в пару десятков тысяч. Иначе было не покрыть даже расходы на питание.

Именно поэтому Абу-Хафс, в миру член банды Зайналабидова, Курбанов Абдул Магомедович, 12.12.1985 г.р., кличка «Абу-Хафс», и записал злобное обращение к Фристайлеру, обвиняя его в отступничестве и угрожая всеми карами.

На это, правда, Мурадов-Фристайлер тут же ответил обраткой, чуть позже дополнив ее собственным рэпом. 

В обратке Мурадов обвинил Сулеймана в вероотступничестве («мунафик») и сотрудничестве со спецслужбами. А потому Фристайлер, как амир Хасавюртовского джамаата, объявляет Зайналабидова Сулеймана в шариатский розыск, после чего вдруг занемог, и стал нести абсолютную пургу, моргая в глазок мобильника опухшими буркалами больного попугая. 

Вскоре Фристайлера укокошили при весьма забавных обстоятельствах, однако на этом мы останавливаться не будем, а вернемся к повествованию. 

Из-за однотипности бандгрупп надо было как-то выделиться и прорекламировать себя, иначе было не достичь значительных кассовых сборов. И вот в феврале 2015 года Зайналабидов централизованно закупает на последнее бабло защитные партикулярные платья и маски и, выбрав укромное местечко в окрестностях села Солнечное (Баташ) Хасавюртовского района перед строем прячущих лица членов своей убогой бандгруппы, бубнит по бумажке присягу ИГИЛ.

Собственно говоря, расчет не оправдался. Все члены банды были идентифицированы. Давайте пройдемся по каждому из них.

В центре, конечно же, сам Зайка, номер 1. А вот, кто за его спиной неровно дышит:

Номер 2. Курбанов Абдул Магомедович, 12.12.1985 г.р., кличка «Абу-Хафс», уроженец села Комсомольское Кизилюртовского района Республики Дагестан, житель г. Кизилюрт, ул. Гагарина, д. 66-Г, кв.37, зарегистрирован по адресу: Республика Дагестан, Кизилюртовский район, сел. Комсомольское ул. Советская д.13. Паспорт серии 82 00 № 336426 выдан 28.04.2001г. ОВД г. Кизилюрт. Входил в группу Магомеднабиева Ш.М. 

03.08.2007г. Курбанов А.М. был задержан в ходе спецоперации в г. Махачкала.

30.11.2007г. Советским судом г. Махачкала, Курбанов А.М. был осужден по ст. 222 ч. 3, 208 ч. 2 УК РФ к 6 годам и 8 месяцам лишения свободы.

28.09.2009г., Курбанов A.M. был этапирован в распоряжение ИК-14 г. Ангарска, УФСИН России Иркутской области.

Освобожден из мест лишения свободы 02.05.2014г., однако решением Ангарского городского суда за Курбановым А.М. был установлен административный надзор, а 05.04.2014 года Абу-Хафс принят на учет в МО МВД РФ «Кизилюртовский». Однако в октябре 2014 года бежал из-под надзора и вступил в состав «Ауховской банды», где выполнял ответственные функции заместителя главаря банды (первый наиб) и «шариатского судьи» (кадий Ауховского сектора).

После ликвидации Зайналабидова С.С., в июне 2015 года вступил в состав ДТГ «Махачкалинская», где выполнял функции главаря банды. Уничтожен  24.08.2015г. в ходе спецоперации, имевшей место в пос. Новый Хушет, г. Махачкалы.

Номер 3. Хаджиев Ислам Адамович,16.12.1980 года рождения, уроженец и житель: РД г. Хасавюрта, ул. Шоссейная д. 11, был осужден: 07.08.2007г. Ленинским районным судом г. Махачкала РД по ст.30 ч.1-228-1 УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы ИК общего режима. Срок отбывал в ИК-2 пос. Шамхал. Там же познакомился с ныне уничтоженными членами ДТГ «Махачкалинская» и Курбановым А.М. В августе 2014 года вступил в состав БГ Зайналабидова С.С. и выполнял роль казначея.

Номер 4. Сайтамулов Ислам Байтемирович, 15.12.1981 г.р., г. Хасавюрт, ул. Ярыксуевская, д. 12. Этот дурак давно состоит на профилактическом учете как ваххабит. В банду Зайки вступил в сентябре 2014 года.

Номер 5. Хусанов Богодир Бахромович, 03.08.1989г.р., г. Иркутск, ул. Сарафановская, 40, уроженец Республики Узбекистан, г. Фергана, ул. Ялтор, д. 48. По национальности узбек. Был осужден Ангарским районным судом, Иркутской области по ст. 131 УК РФ. Срок мотал в ИК-14 г. Ангарска, УФСИН России Иркутской области. Себя называл «Абдурахман». В сентябре 2014 года вступил в состав банды Зайналабидова.

Номер 6. Ражитханов Джамал Ильманович, 25.11.1995 г.р., зарегистрирован по адресу г. Хасавюрт, ул. Сторожевая, д. 1-А. В 2012 году был судим по ст. 228 ч. 1 УК РФ.

Номер 7. Его нет в кадре, но это неудивительно, ведь он снимал этот священный акт принесения клятвы на верность Багдади. Это такой же дебиленыш, как и попавшие в кадр, Катунцев Сергей Владимирович, 10.02.1990г.р., житель г. Иркутск, Свердловский район, СК «Прометей», д. 131. Себя предпочитал называть «Али». Ранее был судим по ст. 161 ч. 2 УК РФ. Сидел в ИК-14 г. Ангарска, УФСИН России Иркутской области.

Как же так получилось, что в одной банде оказались столь интернациональные представители худших отбросов своих наций: узбек, дагестанцы, русский и чеченцы, да еще и жители абсолютно разных городов, республик и стран?

А получилось это так: в пресловутой ИК-14 г.Ангарска сошлись в ваххабитском экстазе Курбанов, сидевший за участие в НВФ, Катунцев, сидевший за грабеж и Хусанов, осужденный за изнасилование малолетней п.Юбилейный Кизлярского района Дагестана. После освобождения Катунцев и Хусанов решили перебраться в ИГИЛ, однако у них самостоятельно это не получилось, и они позвонили Абу-Хафсу с просьбой посодействовать, и тот посодействовал.

Курбанов «Абу-Хафс» пригласил их в Дагестан и свел с Зайналабидовым, чему Зайналабидов очень обрадовался – как-никак пополнение банды! Двух приезжих дураков Зайка заставил принести присягу лично себе, отобрал документы и спрятал их, а любые поползновения все-таки свалить в ИГИЛ жестко пресекал, например, Катунцева, осмелившегося высказать недовольство мол, когда ж я попаду в благословенный халифат, Зайка сначала попугал пистолетом (я убью тебя, лодочник фитнач!), а затем приказал выпороть палками за вольтерьянство и противление авторитету амира, назначив 50 ударов. Порол Катунцева Сайтамулов.

Кстати, порка, как инструмент укрепления собственного авторитета, пользовалась особенным расположением Зайки, и члены банды по его указанию, регулярно пороли по кругу друг друга. Так, например, Хаджиева за то, что тот залез в амирскую палатку без разрешения, порол узбек Хусанов (30 ударов), а Сайтамулов порол Ражитханова Джамала (кличка «Джимми») и т.д., в общем, отважные муджахиды не давали друг другу скучать.

Параллельно Зайналабидов предложил Катунцеву реабилитироваться и убить чересчур жадного Фристайлера, внедрившись в его банду. Катунцев должен был втереться к «Фристайлеру» в доверие, а при первом удобном случае убить его.  Трусоватый Катунцев обещал подумать и  дать ответ, но увы, как говорится, за это время либо шах, либо ишак умрет…

ЗайналабидовПосле безвременной кончины Зайналабидова, получившего свою свинцовую пилюлю в Матрицу, а затем и утраты нового главаря – «Абу Хафса», уничтоженного в Новом Хушете, свора палочников в панике разбежалась по городам и весям, однако менты, располагая оперативной информацией, методично принялись отлавливать ублюдков.

Так, узбека Хусанова задержали в Иркутске, Катунцева и Ражитханова в Кизляре на автостанции, где они оказались проездом, выезжая из Хасавюрта на автобусе в Краснодар, причем те еще пытались отбиваться и вступили в драку с операми, но были злостно схвачены и отху… доставлены в РОВД, Сайтамулова  выловили в Хасавюрте (он тоже отбивался, как девственница от влюбленного Кинг-Конга). Осталось настигнуть только Ислама Хаджиева, двоюродного братца Ражитханова, собственно, и втянувшего Джимми в бандгруппу, но тот пока прячется где-то.

Казалось бы, бесславная история ИГИЛ на Кавказе должна была поставить точку в различного рода инсинуациях, но, увы – история получила свое продолжение.

Как и следовало ожидать, в дело влезла вездесущая «правозащита», вдруг судорожно начавшая вызволять всеми путями Ражитханова. Защищать Ражитханова взялась за 200 тысяч рублей всем известная звезда боевых искусств адвокат Сапият Магомедова. 

Да-да, та самая Сапиявка, борцуха в весе иссохшего кошачьего скелета, которую «зверски избили» здоровенные, как бульдозер «Катерпиллер», хасавюртовские СОГовцы, вчетвером внезапно напав на хрупкую мадмазель прямо в отделе, чему подтверждением стали впоследствии выдавленные на подбородке гормональные вулканические прыщи и трогательное дефиле в инвалидной коляске по телевизионному подиуму с душераздирающим рассказом о беспределе и произволе.

Здесь никто бы ее и не вспомнил, однако госпожа Магомедова, следуя давней привычке оправдывать свою бездарность и поверхностность происками коварных ментов, подняла через иностранно-агентурное мемориальное интернет-издание «Кавказский узел» целое цунами возмущения о том, что ее подзащитного («святого человека», а по жизни пассивного гея Ражитханова) подвергают нечеловеческим пыткам в СИЗО, вследствие чего он выглядит «подавленным» и намерен отказаться от ее услуг.

Что самое интересное, госпожа Магомедова, ранее клятвенно божившаяся, и пускавшая сопли, что после убийства ее родных бандитами ни за что не возьмется за их защиту, тем более, по 208 статье, видимо, решила позабыть свои моральные принципы, разменяв память об отце и брате на поганое бандитское бабло. Бог ей судья, этой адвокатше.

Пытки пытками, а 100 или, тем более, 200 тыр на дороге не валяются, и надо их отбивать. Тем более, что в последнее время дела с баблом у адвокатессы явно не в ажуре: народ как-то просек, что она берет деньги с клиентов, разводит их близких, как лохов, демонстрируя неутомимое рвение, а в итоге суд все равно выносит обвинительные приговоры. Был даже случай, когда сам судья на срок в три года бойку накинул «от себя» полторашечку, в приватной беседе потом резюмировав, что 1.5 года лишь за то, что у того «адвокат коза продажная». Поэтому непопулярность компенсируется усиленным самопиаром в интернете: на звучное имя клюют охотнее.

С Ражитхановым тоже не выгорало: целый и невредимый клиент, находящийся вследствие жутких истязаний «в подавленном состоянии» (интересно, а в ИВС задержанные обычно зажигательно танцуют и жизнерадостно поют от переполняющего их счастья?), наотрез отказался обслуживать финансовые интересы Сапият Магомедовой. Поэтому, дабы продемонстрировать свой вес и попытаться все-таки отбить бабло, был предпринят весьма банальный и, в общем-то ожидаемый акт.

В хасовский ИВС 7 октября притащились так называемые члены Общественной наблюдательной комиссии, проверять условия содержания задержанного Ражитханова. И совсем не вызвало удивления то, что эти два «правозащитных члена» оказались, мягко говоря, аморальными мразями далеко не первой свежести, скорее даже, тухлости.

Первым членом была неподражаемая Светлана Исаева, руководитель правозащитной организации «Матери Дагестана за права человека», состоящей из бывших жен и сожительниц бандитов, пособниц и шлюх, обслуживающих низменные интересы членов (простите за двусмысленность) бандформирований. Давняя подружка и соперница бандерши Гюльнары Рустамовой, Исаева, помимо алкоголизма и врожденной склонности к паскудству, известна ярко характеризующим ее составом своей личной паскудной семейки: ее сынок, осужденный за изнасилование, подался в лес, а супруг-сожитель в пьяном угаре убил двух своих собутыльников и сжег их трупы.

Второй член – хорошо всем известный  Магомед Шамилов, аферист и ворюга, неоднократно увольнявшийся из МВД за пороки и воровство, и, наконец, с трудом выгнанный окончательно под предлогом достижения предельного возраста. Ныне Шамилов являет собой выкристаллизовавшуюся из жидкого дерьма коричнево-зеленую звезду благочестия, правда, весьма скверно пахнущую, пытаясь всячески заработать бабок на пиаре себя, любимого, под флагом борьбы с беспределом и произволом в структуре МВД.

Шамилов в ультимативной форме требовал допуска его и Исаевой в ИВС, ссылаясь на то, что, якобы, членов их самозваной «комиссии» должны пускать в любое место, куда они пожелают. На резонный вопрос сотрудников, почему они должны впускать черт знает кого на режимный объект и каким документом это определено, Шамилов  вдруг впал в истерику, и принялся хлопать крыльями и буйствовать, как пьяный птеродактиль — мол, есть такой приказ министра, позвоните ему, он должен знать, а у вас, мол, должны быть все мои данные и телефоны. Сам же «умник» не только не сумел назвать пресловутый «приказ», но и оказался полным профаном в собственных документах, регламентирующих деятельность ОНК, и в своей тупости, разумеется, обвинил… правильно, сотрудников ИВС.

Заодно, за компанию со своим охамевшим спутником, что-то невразумительное проквакала и Исаева, видимо, понявшая, что тупым нахрапом ИВС взять не удалось. 

Ражитханов отказался с ними встречаться, и, в конце-концов, Шамилов и его визави Исаева, виляющая необъятным, как дирижабль "Граф Цепеллин", карданом, наетым на грантах, утащились из ИВС, несолоно хлебавши и по-тюремному сгорбившись с руками за спиной. Видимо, Шамилов настолько вжился в шкуру задержанных преступников, что неосознанно примерил ее на себя. Впрочем, это, учитывая его моральное разложение, вполне объяснимо.

Может, кто-то еще скажет, что вот такая кодла жалких уродов и есть тот самый зловещий ИГИЛ, который потопит нашу страну в тероризме и крови? Вот эти педерасты и наркоманы, продажные «правозащитники» и бессовестные адвокаты, бандиты, ненавидящие друг друга – это ИГИЛ?

Единственное опасение могут представлять пытающиеся вернуться из сирийских далей участники тамошних бандгруппировок, тем более, что некоторых из них уже пришлось уничтожить в спецоперациях. Но, учитывая усердное перемалывание в Сирии, количество вернувшихся исчисляется единицами, тем более, тщательно отслеживаемых органами безопасности.  И даже если им удастся сколотить свою бандгруппу, она будет представлять из себя обычную и ничем не выделяющуюся среди остальных банду с весьма недолговечной жизнеспособностью.

Никаких позиций у ИГИЛ, превращающегося в ошметки под ударами в Сирии, в России нет и не будет. Те, кто пытается раздуть себя экспертом, стращая людей жуткими сказками о влиянии халифата на уровень тероризма в России – либо недоумки, либо дешевые клоуны, а чаще всего сочетают в себе оба этих качества одновременно.

Источник: Оперативная линия

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий